gerat

Categories:

Философские основы путинской внешней политики

Дочитал серию книг «Мир России, Россия в мире», написанных уже упомянутым мною философом Ильиным Виктором Васильевичем (не путать с Иваном Ильиным). Напомню, что профессиональные интересы В.В. Ильина  находятся в двух областях: теория познания и политология.

При этом теория познания — основная специализация, по ней он защищал свои диссертации, готовил докторов наук и издавал основные труды. Книги по политологии скорее некий довесок, попытка ответить в переломные  90-е на извечные вопросы: «Кто виноват?», «Что делать?».

Концентрировано эти ответы содержаться в последней книге автора из этой серии, изданной еще в 2001, а написанной видимо чуть раньше, как раз при приходе во власть Владимира Путина:

И удивительно, что этот не известный в широких кругах философ так предвосхитил внешнюю политику России в последующие десятилетия.

Основной его посыл был следующий:

После краха Советского Союза и мировой социалистической системы человеческая цивилизация стала однополярной во главе гегемоном — США. Но в мире сохранилось противоречие между развитым Севером и отсталым Юг. Цель же России в этой ситуации — войти равноправным союзником в развитый Север:

«Дисбалансы культурных, информационных, технологических потоков, укрепляя позиции атлантического режима при американском лидерстве, обрекают его на гегемонию в постиндустриальной по содержанию, униполярной по форме современности. Момент огорчительный, но неизбежный. Средства поддержания потенциала атлантического униполя:

— консервация глобального неравенства;

— упрочнение Pax Americana;

— мобильная инвестиционная политика с расчетливой структурой рынка ( »азиатское экономическое чуда« — несамодостаточно, что высветил кризис 1997-1998 гг.)

— сдерживание страновой эволюции держав со стратегией форсированной модернизации.

Эфемерные и общие риторические фигуры о многополярности влияния в униполярности могущества не могут заслонить существа дела, смысловая изначальность которого состоит в вопросе рядов социального партера: все ли они заняты сателлитами США или в них находится достойное место равного среди равных для России. Будет ли Север консолидированным, интегрированным или же фрактуры его будут соизмерять свою мощь в противопоставлениях друг другу? Пределы игры силовой политики обозначены явно. Север должен объединиться перед лицом давления южной периферии, угрожающей агрессивной конвекцией в виде:

— надвигания аллохтонов;

— иммиграционного реванша колоний над метрополиями;

— просачивания, оседания, укоренения этнических нелегалов

Попытки подружиться с США и Западом составляли основной вектор внешней политики Путина на первом этапе своего президентства.

Далее философ рассказывал, что нужно будет делать, если России откажут в месте на Западе:

«Если желаемого вхождения в круг северного альянса не произойдет, коалиционное поведение России будет подчинено поискам партнеров в организации глобального сопротивления гегемонии Запада и США с восстановлением биполярности (усеченной). В первом случае (противостояние Западу), в котором России в силу далеко не лучшей своей державной формы попросту не готова, реставрируется модель национальной автаркии (с подыгрыванием геостратегическим соперникам Запада по широкому фронту от Ближнего до Дальнего Востока). Во втором случае (противостояние США) оформляется антиатлантический пакт с утрированием интересов Европы.

Перебор возможностей наводит на предпочтительность варианта консолидированного северного альянса (оперативное препятствие которому — расширение НАТО), срыв которого заменяется вариантом континентальной интеграции.»

Разрыв с Западом и произошел со знаменитой Мюнхенской речью Путина.

При этом Ильин не только предлагал противостояние с Западом, но даже перечислил возможные инструменты давления на США. Которые если не на деле, то на словах начали использоваться Россией:

«И то и другое во многом зависит от линии США — есть ли рычаг действенного на нее влияния? По-нашему, есть. При всей своей мощи на поверку, как ни странно, США представляют легко разбалансированную систему, вводимую в состояние турбуленции блоком дезорганизующих причин.

Разумеется:

финансовый кризис (отказ Европы, России, Китая от использования доллара как универсальной валютной единицы);

— расовое обострение вследствие падения патронажных программ;

— нерезонансность интересов нации и плотно сбитых этномафиозных групп;

— демографическая диспропорция белого и цветного населения с затруднением социальной утилизацией цветных;

— маргинализация цветных гетто в мегаполисах с возникновением критической массы общественно неадаптированных, ненужных людей.»

Здесь конечно философа понесло...

Ладно Путин в 2007 год —  после почти десятилетия сверхвысоких, пусть и восстановительных темпов роста, рекордных золотовалютных резервов , можно было попробовать поиграть мускулами.

Но в 2000 году, после унизительного дефолта и девальвации 1998 года, всех этих переговоров с Лондонским и Парижским клубами рассуждать о «финансовом кризисе США и отказе от доллара....». Это все равно, что «пугать ежа голой жопой».

В следующем посте напишу, какие идеи философа, наша власть не взяла на вооружение.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded