gerat (gerat) wrote,
gerat
gerat

Categories:

«Считается, что вообще в Китае воевать не умеют…» Часть IV

Оригинал взят у alter_vij в «Считается, что вообще в Китае воевать не умеют…» Часть IV

К 1926 году в Китае сложилась следующая военно-политическая обстановка. После ряда гражданских «генеральских войн» страну делили на части и контролировали пять-шесть основных военно-политических группировок. Это были: маньчжурская (фэньтянская) группировка маршала Чжан Цзолиня и примкнувшего к нему шаньдунского «милитариста» Чжан Цзунчана; группировка генерала У Пейфу в центральном Китае и примыкавшего к нему генерала Сунь Чуаньфана, контролировавшего приморские провинции; три «национальные армии» «христианского генерала» Фэн Юйсяна на северо-западе Китая и «Национально-революционная армии» гоминьдановского правительства на юге страны.


Помимо этих основных группировок по всей стране действовали отдельные генералы и группки «милитаристов», совершенно самостоятельно чувствовали себя генералы в отдаленных провинциях Синьцзяна, Сычуани и Юньнани. Среди них особо выделю самого хитрого из таких мелких «самостийных» милитаристов – «образцового губернатора» провинции Шэньси. Звали его Ян Сишань, обладатель дюжины «сравнительно хорошо вооруженных» дивизий в 50-60 тысяч солдат. Свою личную гвардию-охрану «образцовый губернатор» в середине 20-х годов вооружил пистолетами-пулеметами Томпсон и классическими пистолетами Маузера. И «томпсоны» и «маузеры» были изготовлены за океаном по спецзаказу Ян Сишаня, предусмотрительно под единый калибр…

Ниже сам «образцовый генерал» Ян Сишань в 20- е годы:


Среди генералов-«милитаристов» царил идейно-религиозный плюрализм. Целый ряд генералов исповедовал христианство протестантского толка, а рядом с ними вовевали и ярые генералы-буддисты, носившие в походы статуи Будды и проводившие в войсках соответствующие обряды. Нна западе страны действовали генералы-мусульмане, вроде бородатых братьев из семьи Ма, чья кавалерия свирепствовала в далеких от центра провинциях Цинхай и Ганьсу. Впрочем, большинство «милитаристов», похоже, не верили ни в бога, ни в чёрта… Всю эту разношёрстную братию победят генералы и солдаты, поверившие в коммунизм. Но, случится это нескоро, после ряда долгих и кровопролитных войн…


К середине 20-хгодов ХХ века крупнейшую группировку, базировавшуюся на северо-востоке Китая, по сути самостоятельное государство в Маньчжурии, возглавлял 50-летний Чжан Цзолин. Невысокий, щуплый, с заячьей губой малограмотный человек из бедных крестьян, бывший в молодости бандитом-хунхузом. Во время японо-китайской войны 1894-95 гг. он успел послужить в кавалерии китайской армии, после поражения был атаманом небольшой шайки. В начале русско-японской войны безуспешно предлагал свои услуги русскому командованию в качестве командира диверсионного отряда. Японцы оказались менее щепетильными, и Чжан Цзолин не без успеха действовал в интересах японской армии.



После победы японцев, по их протекции бывший атаман хунхузов перешел на военную службу в цинские войска на территории Маньчжурии, став командиром кавалерийской батальона реформируемой армии. К началу революции 1911 г. Чжан Цзолин уже командовал крупными военно-полицейскими силами в столице Маньчжурии городе Мукдене, подавлял выступления антиманчжурских революционеров, а вскоре верно служил диктатору Юань Шикаю, обеспечив ему успешный «референдум» в Маньчжурии, когда Юань собирался «по воле народа» провозгласить себя императором. В итоге, Чжан Цзолин стал военным губернатором Фэнтянской провинии (ныне провинция Ляонин), центральной в Маньчжурии.


Чжан Цзолин с наследниками

К 1920 г. в результате интриг и военных столкновений Чжан Цзолин контролировал все три провинции Маньчжурии, приобрел титул маршал, его войска заняли Пекин. Он стал претендовать на политическое лидерство во всем Китае, но фигура бывшего хунхуза и полицейского, прозванного в народе «Старым маршалом», для большинства в стране была слишком одиозной. Тем не менее, Чжан Цзолин, опираясь на огромные экономические возможности Маньчжурии, был сильнейшим военным лидером и некоронованным самодержцем северо-востока Китая. Он ориентировался на Японию, имевшую свои интересы в Китае и особенно в Маньчжурии. Но безвольной японской марионеткой Чжан Цзолин, конечно же, не был – как всякая сильная и коварная личность, служил он исключительно своим собственным интересам.


Чжан Цзолин с сыном-наследником Чжан Сюэляном и представителем военного атташе С.А.С.Ш. (США)

Младшим партнёром «старого маршала» Чжан Цзолина был 40-летний Чжан Цзунчан, который также происходил из бедных крестьян и подобно своему патрону в молодости был разбойником. Но, в отличие от своего будущего старшего соратника, в годы русско-японской войны Чжан Цзунчан оказался в китайском отряде, действовавшем на стороне русских. По слухам Чжан Цзунчан даже получил чин ротмистра русской армии, а после войны сотрудничал с русскими купцами и мог кое-как изъясняться на русском языке. После революции 1911 г.Чжан Цзунчан, уже будучи лидером довольно крупной криминально-торговой группировки, во главе своего отряда присоединялся к различным генералам и провинциальным правительствам, а в итоге сделал военно-политическую карьеру у такого же бывшего разбойника – Чжан Цзолина.

В годы русской гражданской войны, Чжан Цзунчан, в должности командира дивизии у Чжан Цзолина и в интересах его войск с немалой личной прибылью занимался покупкой оружия и военного снаряжения во Владивостоке, где за годы Первой мировой войны скопились немалые запасы вооружения и снаряжения, закупленного в США ещё царским правительством.


Чжан Цзунчан

Чжан Цзунчан носил прозвище «Генерал собачье мясо», за пристрастие к игре в одну из разновидностей китайского домино, сыграть партию которого на диалекте провинции Шаньдун, откуда был родом этот ставший генералом разбойник, называлось просто – «кинуть собачье мясо»… «Генерал собачье мясо», среди большинства китайских «милитаристов», где гаремы были обычным делом, выделялся и необычайным количеством наложниц, которых насчитывалось много десятков – среди них помимо китаянок были японки, кореянки, европейские женщины, в том числе и русские из белой эмиграции. Чжан Цзунчан, не запоминая их имён, называл наложниц по номерам и порой дарил их, как награду, подчинённым офицерам. Помимо прозвища «Собачье мясо» Чжан Цзунчана звали «Три-Не Знаю», за то что он, по его любимой присказке, не знал сколько у него денег, сколько наложниц и сколько солдат…

Не случайно, журнал «Time» называл этого субъекта самым «подлым милитаристом в Китае». Впрочем, такой набор сомнительных моральных качеств не мешал Чжан Цзунчану быть весьма способным и сильным военным вождём, контролировавшим в союзе с Чжан Цзолином обширный Шаньдунский полуостров.

Подобно вождям древности и средневековья, в период междоусобных войн окружавшим себя верными иноземными телохранителями, в личной охране «Генерала собачье мясо» служила сотня русских белоэмигрантов, которых привлекали к Чжан Цзунчану не только деньги, но и демонстративно декларируемый им антикоммунизм.



Второй, если не первой по известности, войной фигурой в Китае начала 20-х гг. XX века был многолетний военно-политический соперник группировки маршала Чжан Цзолина – генерал У Пейфу. Этот военный лидер был на несколько лет моложе маньчжурского владыки и, в отличие от бывшего малограмотного хунхуза, получил классическое конфуцианское образование, а также закончил китайскую военную академию в Баодине, став одним из наиболее образованных офицеров реформируемой китайской армии.





В начале 20-х гг. профессиональный военный, генерал У Пейфу возглавлял войска т.н. «Чжилийской клики» генералов, политическим лидером которой был номинальный президент Китайской республики Цао Кунь. Характерно, что в народе этого недолгого президента прозвали «президент-взяточник». Тем не менее, «президент-взяточник» ввел в стране новую, весьма демократическую Конституцию, а его власть, пусть недолго и только номинально, признавало большинство провинций Китая.


Президент Цао Кунь – какой-нибудь победивший Колчак или Деникин выглядели бы так же браво…

В начале 20-х гг. решительный и образованный, высокий и импозантный генерал У Пейфу, получивший прозвище «нефритового маршала», считался одним из возможных объединителей Китая и пользовался немалым авторитетом в общественном мнении китайцев и действовавших в Китае иностранцев. Считалось, что У Пейфу в своей политике во многом ориентировался на интересы Англии и США, но, подобно Чжан Цзолину, превыше всего он ставил свои интересы и всегда оставался вполне искренним китайским националистом.


Старые враги Чжан Цзолин и У Пефу могли при надобности и мирно посидеть рядом…

В 1922 г. войска У Пейфу в ходе т.н. «Первой чжили-фэнтянской войны» нанесли поражение войскам Чжан Цзолина, отобрали у него контроль над Пекином и отбросили бывшего хунхуза назад в Маньчжурию. Это был звёздный час «нефритового маршала», к середине 20-х годов он считался наиболее талантливым и грамотным военачальником Китая.

В момент наивысшего расцвета, в 1923-24 гг. армии У Пейфу и возглавляемых им союзников насчитывали почти половину всех вооруженных сил в Китае – до 600-700 тысяч человек.


У Пейфу со своим начальником штаба и командиром одной из дивизий в разгар своих побед, 1923 год

Наиболее сильный союзник У Пейфу, 40-летний генерал Сунь Чуаньфан закончил военную академию в Китае и дополнительно получил военное образование в Японии. Профессиональный военный, получивший прозвище «Нанкинский воевода», он контролировал богатые приморские провинции и политически ориентировался на близкого ему по духу «нефритового маршала» У Пейфу, но был вполне самостоятельным «феодалом».


«Нанкинский воевода»…

Все войска этих соперничающих «милитаристов» не обладали внутренним единством, представляя собой довольно неустойчивый конгломерат генералов во главе дивизий и бригад, склонных к постоянным интригам и периодическим изменам.











>

Поражение в «Первой чжили-фэнтянской войне» 1922 г., побудило властного и честолюбивого Чжан Цзолина заняться энергичной реорганизацией войск и наращиванием вооружения. Росту боеспособности и технической оснащённости его сил способствовали, как технический и экономический потенциал Маньчжурии, имевшей довольно развитую промышленность, так и близость Японии и России.

Японские инструктора оказали своему бывшему агенту немалую помощь в военной и технической подготовке. Еще более ценными и удобными в этом плане оказались многочисленные русские белоэмигранты из бывших армий Колчака, наводнившие после 1922 г. Маньчжурию. Многие белые офицеры, не имея средств к существованию и обладая только военной профессией, были готовы служить за деньги в армиях китайских «милитаристов», наиболее близким из которых оказался маньчжурский Чжан Цзолин, ближайший «коллега» которого Чжан Цзунчан обладал немалыми русскими связями.


Белые эмигранты принесли с собой ранее неизвестный в Китае боевой опыт первой мировой войны и специфический опыт русской гражданской войны, отличавшейся от китайских междоусобных войн куда большим напряжением и решительностью борьбы соплеменников. В итоге несколько тысяч русских солдат и офицеров служили в войсках Чжан Цзолина на строевых, технических и преподавательских должностях. Полковник русской императорской армии Константин Нечаев, в годы гражданской войны ставший генералом в войсках Колчака, после эмиграции в маньчжурский Харбин уже в войсках Чжан Цзолина дослужился до звания генерала китайской армии и с 1925 г. возглавлял отдельную «ударную» бригаду, наполовину состоявшую из русских наёмников-эмигрантов.



Нечаев Константин Петрович (1883 –1946 г.), из дворян, окончил Тверское кавалерийское училище. Участник 1-й мировой войны с 1914 г., в1917 г. плковник 5-го драгунского Каргопольского полка, награжден многими боевыми орденами. С начала 1919 г. командир кавалерийской бригады в составе корпуса генерала Каппеля, генерал-майор. В 1920 г. командир дивизии в войсках атамана Семёнова. В 1921 г. уволился из армии и уехал из Владивостока в Харбин, где занимался извозным промыслом. С 1924 г. в русском отряде в войсках армии генерала Чжан Цзучана. С 1925 г. по 1928 г. командир бригады в войсках китайского маршала Чжан Цзолина; произведен в генералы китайской службы. В 1926 г. в ходе боя был тяжело ранен, лишился правой ноги. Награждён рядом китайских наград тех лет, в т.ч. орденом «Чудесного колоса» 2-й степени (награда учреждена Юань Шикаем после революции 1911 г. и сохранена Чжан Цзолинем). В 1928 г. генерал Нечаев уволился из армии и жил в тогда японском Дайрене (русский – Дальний, китайский – Далянь). С середины 30-х гг. активный участник эмигрантской «Всероссийской фашистской партии». В августе 1945 г. арестован сотрудниками советской военной контрразведки и доставлен в Читу. 2 ноября 1945 г. приговором военного трибунала 6-й гвардейской танковой армии Забайкальско-Амурского военного округа приговорен к высшей мере наказания без конфискации имущества за отсутствием такового. 30 декабря 1945 г. Военная коллегия Верховного суда СССР рассмотрела кассационную жалобу и оставила приговор в силе. Расстрелян в Чите 5 февраля 1946 г. 29 апреля 1992 г. реабилитирован военной прокуратурой Забайкальского военного округа (забавный факт). Но вернёмся в середину 20-х…


Казаки отряда Нечаева в Тяньцзине



Бригада Нечаева в 1924-26 гг. успешно дралась с войсками У Пейфу – опытные и обозлённые русские эмигранты были боеспособнее китайских войск, отличаясь храбростью и жестокостью: как иностранцы, они в случае пленения не рассчитывали на снисхождение и сами не щадили противника. «Нечаевцы» грабили занятые ими города и рубили головы при малейшем подозрении, когда же они сами попадали в плен, то их, по свидетельствам очевидцев, до казни содержали связанными по нескольку человек проволокой, продетой через уши.





Русские эмигранты служили и в других частях и военных училищах Чжан Цзолина, некоторые из них достигли немалых чинов на китайской службе. При этом наши соотечественники интриговали не меньше китайских «коллег»: участвовали в постоянных заговорах конкурирующих генеральских групп из клики Чжан Цзолина или грызлись за выгодные должности в китайских штабах, подсиживая своих же собратьев по эмиграции, для чего наиболее популярным способом было грозившее пытками и смертью обвинение в работе на советскую разведку…

Об одной из жертв таких интриг, бывшем колчаковском контрразведчике и создателе русско-китайского военного словаря я немного рассказывал вот тут http://alter-vij.livejournal.com/150488.html

Именно в войсках Чжан Цзолина впервые в Китае были введены многие новейшие тогда виды вооружения. Он первым в Китае приобрел минометы Стокс-Брандта, появившиеся в конце Первой мировой войны и впервые в мире созданные по классической схеме мнимого треугольника, которую до наших дней используют почти все минометные системы мира. Снаряд минометов Стокса (они у Чжан Цзолина были двух калибров 75 и 81 мм) не уступал по мощности снаряду 75-миллиметровго орудия, самого распространённого в Китае. При этом миномет был на порядок легче и проще артиллерийского орудия, что было весьма удобно для Китая с его специфическим театром военных действий, дорогами-тропами и военными обозами, основанными на тягловой силе пеших носильщиков-кули. При этом в войсках Чжан Цзолина не довольствовались только импортными минометами и наладили в Мукденском арсенале выпуск тяжелого 150-миллиметровго миномета аналогичной конструкции.







Именно в ходе боевых действий против войск Чжан Цзолина (после смерти «старого маршала» возглавлявшихся уже его сыном) в районе КВЖД в 1929 г., наши войска впервые столкнулись с применением современных для тех лет минометов, а захваченные у китайцев под Чжалайнором трофейные минометы и мины стали прототипом для разработки Н.Доровлевым первого советского миномета, ставшего родоначальником всех минометных систем СССР.

Также Чжан Цзолин был первым в Китае, кто закупил на вооружение своих войск танки –у европейских дельцов им было нелегально приобретено 36 легких французских танков «Рено». Первые 10 танков были отправлены в Китай в 1925 г. на британском пароходе, под видом «сельскохозяйственных тракторов» - на тот момент из-за гражданской войны действовало эмбарго Лиги Наций на поставки оружия в Китай (впрочем, этот декларативный запрет нарушали тогда все кому не лень).

Эти танки Чжан Цзолин использует против У Пейфу, а потом применит в Хэнани в боях с армией Блюхера и Чан Кайши, для прикрытия отступления и несколько из них из-за неисправностей попадут в руки войск «северного похода»…

Так же в войсках Чжан Цзолина была самая крупная в Китае авиационная группировка – около полусотни аэропланов разных систем, среди летчиков преобладали иностранные наёмники: в основном французы и русские белогвардейцы-эмигранты. В Мукденском арсенале наладили выпуск легких авиабомб и даже пытались производить химическое оружие.



В войсках Чжан Цзолина была очень неплохо для Китая поставлена военная подготовка. Офицеров всех родов войск готовили в Мукденском военном училище, часть штаб-офицерского состава проходила дополнительное военное обучение в Японии.





Советские военные специалисты оценивали войска Чжан Цзолина как наиболее подготовленные в тактическом и техническом плане, стойкие в обороне, способные строить почти современные системы полевых укреплений, методично наступать при помощи артиллерии, но не способные к быстрому маневру и решительному преследованию.

В 1926 г. войска Чжан Цзолина и союзные ему войска Чжан Цзунчана контролировали территорию с населением около 60 миллионов человек и насчитывали 250 тысяч солдат и офицеров (из них 150 тысяч собственно маньчжурских войск): 19 пехотных и 3 кавалерийских дивизии, 26 отдельных пехотных и 11 отдельных кавалерийских бригад. На вооружении имелось около 700 пулеметов и 500 орудий (в том числе некоторое количество современных 37-миллиметровых «пехотных» пушек и 30-40 тяжелых 150-мм японских и германских гаубиц) и 9 бронепоездов, половина из которых была построена и обслуживалась русскими белогвардейцами.


типичный китайские бронепоезд тех лет

После поражения 1924 г. коалиция У Пейфу распалась, часть ранее подконтрольных ему войск откололась от него или перешла к его противникам. В 1926 г. ослабленная группировка У Пейфу, опиралась на провинции Хунань и Хубей в центральном Китае, контролировала территорию с населением в 50 миллионов и располагала армией в 135 тысяч человек при 120 пулеметах и 180 орудиях.

Союзный У Пейфу генерал Сунь Чуаньфан очень поверхностно и неустойчиво контролировал богатейшие приморские провинции Китая с населением в 110 миллионов человек, его войска насчитывали 220 тысяч солдат и офицеров, около 400 пулеметов и свыше 400 орудий.


солдаты Сунь Чуаньфана в Шанхае

Вот против всех этих войск весной 1926 года из южного Гуандуна и выступила в свой Северный поход новая «Народно-революционная армия» Гоминьдана, подготовленная русскими большевиками, военными советниками из С.С.С.Р. Приехавшие из далёкой Москвы «краскомы» ещё в 1924 году создали на острове Вампу у Кантона военную школу, от которой, фактически, и ведут свою родословную современные вооружённые силы и КНР и Тайваня.

В том 1926 году единственным союзником свежесформированной Народно-революционной армии, возглавляемой Чан Кайши и Василием Блюхером, были располагавшиеся к западу от Пекина, ближе к Внутренней Монголии и провинции Шаньси «народные армии» Фэн Юйсяна.


По необходимости генерал Фэн умело менял свой имидж…


Этот нарочито набожный китаец-протестант из простых крестьян носил прозвище «христианский генерал». В кризисном Китае в начале ХХ века западное христианство многим тогда казалось путем к спасению и модернизации страны. Но уже в 20-е годы таковым спасительным путем многие посчитали марксизм. Вот и «христианский генерал», из всех милитаристов самый склонный к социальной демагогии, лавируя между Чжан Цзолином и У Пейфу, в 1925-27 годах тоже союзничал с большевистской Россией. Как и все другие «генеральские» коалиции в Китае, данный союз оказался недолгим, но именно в армии Фэн Юсяна начал свою военную карьеру поучившийся в Москве товарищ Дэн Сяопин… Впрочем, всё это – и Чан Кайши, и «Северный поход» и китайские коммунисты и политика СССР в Поднебесной – уже другая, отдельная и большая история…
Subscribe

  • В спортклубе.

    Сходил в спортклуб. В сауна, раздевалке об Украине ни слова обсуждения не услышал.. Все разговоры про Олимпиаду.

  • День невезения.

    Даже Липницкая упала :-(

  • Ура, бобслей!!

    Знаменосец вывел Россию на второе место:-)

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments